Стратегия Александра Рубцова или реструктуризация долгов ГК «Комтех» посредством банкротства

19.06.2011

Стратегия Александра Рубцова или реструктуризация долгов ГК «Комтех» посредством банкротства

28 января 2009 года в ходе первой интернет-конференции на тему «Сетевые металлотрейдеры в условиях экономического кризиса: стратегия, тактика, перспектива», ряд руководителей крупнейших металлоторговых компаний рассказали о мерах, предпринятых ими для сохранения своей конкурентоспособности в период кризиса, о регулировании взаимоотношений с кредитными организациями, оптимизации расходов и др. (см. статью Журнала «Металлоснабжение и сбыт», 28.01.2009, «Сетевые металлотрейдеры в условиях экономического кризиса: стратегия, тактика, перспективы, www.metalinfo.ru).
Не мог не порадовать инвесторов оптимизм руководителей металлоторговых компаний при их оценке текущей ситуации и дальнейших прогнозах по развитию бизнеса. О том, насколько честными оказались слова участников конференции, и какой, на самом деле, посыл закладывался в их прогнозы, инвесторам представилась возможность убедиться впоследствии.
В настоящей же статье, мы сопоставим «слово и дело» руководителя Группы Компаний «Комтех» (далее — «Комтех»). То есть заявления, сделанные им в начале 2009 года, с последующими действиями, Комтеха в 2009–2010 годах.
Итак, 28.01.2009, отвечая на вопрос о том, как текущая ситуация повлияла на инвестиционную программу компании, А. Рубцов смело уверяет: «Нам повезло. Мы вошли в кризис, успев завершить все имеющиеся инвестиционные проекты, и не успев начать новые… Количество заемных средств компания планирует сокращать, и привлекать их только для рефинансирования текущих долгов».
Откуда взялась такая уверенность — совершенно непонятно, т. к. спустя полгода после столь оптимистичного заявления (19.06.2009) Компания Маретекс, работающая на российском рынке под брендом «Комтех», допустила дефолт по выпущенным ею кредитным нотам (CLN, XS0306026682). Сумма займа составила $ 150 млн. Поручителями Маретекс выступили российские организации, входящие в «Комтех»: ЗАО «Стальная компания»,ЗАО «Каширский завод стали с покрытием», ОАО «Санкт-Петербургский трубный завод «Трубосталь»и ОАО «Коммерческие Технологии». Сложилось впечатление, что «реальными заемщиками» выступали предприятия «Комтех», поскольку за привлечением средств последовала модернизация указанных предприятий.
Возможно, объяснение этому кроется в словах А.Рубцова «Стратегия будет пересматриваться…». Вот показательные, на наш взгляд, и любопытные факты.
В ситуации дефолта по кредитным нотам совершенно необъяснимым для инвесторов шагом руководства Маретекс стало объявление о выплате дивидендов в размере $ 110 млн. несмотря на то, что согласно условиям выпуска CLN Маретекс не может тратить на дивиденды более 50% чистой прибыли за последний отчетный период без согласования с владельцами CLN. Как и следовало предполагать, согласия у держателей нот никто не спрашивал.
Не меньший интерес вызвала ситуация с поручителями Маретекс, которые один за другим добровольно вступили на «тропу банкротства». Так, 30 апреля 2009 года Арбитражным судом г. Москвы принято заявление о банкротстве от ЗАО «Стальная компания», а 11 августа и 07 сентября того же года в арбитражные суды подали аналогичные заявления ЗАО «Каширский завод стали с покрытием» и ОАО «Санкт-Петербургский трубный завод «Трубосталь». Следует учесть, что заявления о банкротстве были направлены практически «синхронно» и во всех случаях им предшествовали решения указанных компаний о ликвидации (соответственно, 09.04.2009, 13.07.2009 и 24.07.2009), а это, как известно, влечет упрощение процедуры банкротства и сокращение ее сроков. В итоге компании были признаны банкротами, а две из них — в один день (27 августа 2009 года).
Какое место эта «ликвидация» занимает в цепи событий, происходящих вокруг Маретекс, и кому принадлежит сей замысел остается только догадываться…
Очевидно, что решение о ликвидации таких крупных компаний, к тому же осуществляемое одновременно, не является решением одного-двух месяцев и не может быть не связанным с деятельностью в целом всего холдинга, в который они входят. Предпосылки такого решения возникают, когда становится очевидным угроза «долговой ямы». Трудно поверить, что руководство и акционеры этих компаний могли об этих предпосылках не знать.
Понятной и законной явилась бы ликвидация компании в результате ее банкротства в том случае, когда имелись обстоятельства, очевидно свидетельствующие о том, что компания не в состоянии была исполнить денежные обязательства в установленный срок. Применительно к этой ситуации Закон о банкротстве устанавливает случаи, когда руководитель должника обязан обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве.
Вместе с тем, в случае, когда имеются обстоятельства, обязывающие должника обратиться в суд с заявлением о банкротстве, но он вместо этого принимает решение о ликвидации с последующей подачей заявления о банкротстве (что ставит в невыгодное положение кредиторов должника), добросовестность руководства компании-должника по отношению к кредиторам вызывает большой вопрос.
Возможно, уверенность именно в таком ходе событий и позволила Рубцову А. заявлять на конференции о «везении»…
Что касается решения о ликвидации третьего поручителя по займу Маретекс — ОАО «Санкт-Петербургский трубный завод «Трубосталь», принятого 24 июля 2009 года, то предшествующее этому поведение его руководства также не поддается объяснению и порождает дополнительные сомнения относительно истинных намерений.
Так, 28 января 2009 года отвечая на вопрос о модернизации предприятия (Трубосталь), А. Рубцов сообщает, что «Модернизация производства в значительной степени нами уже завершена».
Среди проведенных мероприятий по модернизации А. Рубцовым отдельно отмечены следующие:
«Мы провели реконструкцию стана 20–114, увеличив его производительность на 15% и сократив энергопотребление, и освоили производство профиля 100×100, а также производство труб длиной 12 м.
— Для замены старой линии продольной нарезки 1962 г. для рулонов шириной 1100 мм и толщиной 1,9–3,5 мм мы закупили, смонтировали и запустили линию, снятую с трубного завода Тиссен-Крупп в Германии для рулонов 1560 мм и толщиной 1,5–10,5 мм.
— Была закуплена, установлена и в первом квартале 2009 г. будет запущена линия по производству холодногнутых профилей толщиной 2-7 мм и шириной штрипса до 500 мм».
Печальный опыт деятельности недобросовестных участников рынка очевидно свидетельствует о том, что в условиях грядущей ликвидации компании обычной порочной практикой является вывод из нее средств. Между тем, как мы видим, в отношении Трубостали имел место обратный процесс. Данное обстоятельство может свидетельствовать либо о безрассудности руководства, в чем руководство «Комтех» не было замечено (зачем вкладывать деньги в компанию, если в ближайшие полгода она планирует заявить о своем банкротстве?), либо о его уверенности в сохранении вложенных средств при «уводе их с компании».
Встречающееся в прессе упоминания о том, что Трубосталь и после подачи заявления о банкротстве продолжает производство и активно налаживает связи с новыми партнерами, а завод работает с высокой загрузкой, скорее убеждает нас в том, что имеет место вторая мотивация поведения.
В этой связи вызывает интерес, кто в настоящее время является собственником комплекса имущества, принадлежащего Трубостали до ее ликвидации, продолжающего эффективно функционировать. Логично предположить, что таковым является какая-нибудь компания, зарегистрированная на Кипре, либо российская компания, но обязательно имеющая принадлежность к «Комтех» (или к компании с иным наименованием, не отягощенным старой репутацией).
Отдельно отметим и судьбу четвертого поручителя Маретекс (одноименного ее бренду) — ОАО «Коммерческие Технологии» (Комтех).
На протяжении всего времени, пока другие поручители решали свои финансовые проблемы посредством банкротства, ОАО «Комтех» оставался недосягаемым для контактов с инвесторами. Состоявшаяся 01 декабря 2010 ликвидация ОАО «Комтех» завершила череду ликвидаций поручителей Маретекс и поставила точку в вопросе возврата инвесторами вложенных в Маретекс («Комтех») денежных средств.
У инвесторов остается слабая надежда на то, что действиями руководства «Комтех» заинтересуются правоохранительные органы, т. к. оперирование в отношении рассмотренных выше и очевидно спланированных действий только категорией «недобросовестность» явно недостаточно. Между тем, на сегодняшний день имеющие место быть отказы в возбуждении уголовного дела — обычное явление. Правоохранительные органы, не понимая (или не желая понимать) масштабы и негативную значимость содеянного для российского бизнес-сообщества, проводят скупой набор формальных мероприятий, печальным и закономерным результатом которых является вывод об отсутствии события преступления. Вроде, как и не было ничего…

http://www.sngb.ru

Возврат к списку